+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Менеджер-художник: грани таланта

Грани таланта художника Гранкина

Менеджер-художник: грани таланта

В нем всего чересчур, через край, говорят о профессоре живописи Владимире Гранкине: жизнелюбия, обаяния, творчества, таланта, верности друзьям, любви…

Хорошего человека должно быть много

В нем всего много. Даже веса. Он вообще считает, что вес хорошего человека начинается со ста килограммов…

Несмотря на то, что Гранкин — человек религиозный, я назвал бы его эпикурейцем. С той лишь разницей, что он разумно стремится не только к собственному благополучию, но и к счастью окружающих его людей. Его живописные работы пронизаны жизнеутверждающей силой, от его холстов идет хорошая, положительная энергия. Главный цвет его палитры — любовь.

Последняя персональная выставка художника проходила в Парабеле в апреле этого года, а в августе Владимир Гранкин возил своих студентов с художественно-графического факультета педагогического университета на практику в Нарым.

Нарым и Парабель — места в его судьбе не случайные. С этим краем тесно связана история его рода, то, что в какой-то степени вдохновляет и питает его творчество.

История, надо сказать, очень интересная, вобравшая в себя многие драматические моменты истории сибирского края.

Внук священника и сын красного командира

— По матери я Копылов, — рассказывает художник. — Когда в 1861 году отменили крепостное право и крестьяне из России потянулись в Сибирь, сюда из Тамбова приехали и пять братьев Копыловых. Поселились в деревне Котково теперешнего Колыванского района. У каждого родилось по двенадцать-тринадцать детей. В роду Копыловых были и священник, и командующий, и дирижер…

1951 год. Семья Копыловых вернулась из Нарыма в Новосибирск

Дед Владимира Гранкина — Георгий Михайлович — был сыном одного из братьев-переселенцев. Женился. Жили нормально, земли хватало. За селедочкой и холстами ездили в Нижний Новгород на ярмарку, а так в основном вели натуральное хозяйство. Только вот дети в семье деда рождались и умирали. Кто-то ему и подсказал: «Ты, Георгий, видимо, согрешил где-то!».

А кто не грешен! И дед в 1911 году отправился пешком в Киев, в Киево-Печерскую лавру. Отслужил молитвы. Потом добрался до Одессы и вместе с паломниками уплыл в город Иерусалим. Год или два жил на Афоне в прославленном монастыре как прислужник. Там ему было предсказано, что как только вернется обратно, родится у него дочь, потом — вторая… Так и случилось.

До Октябрьского переворота семья жила спокойно. Потом началась неразбериха. В 1921 году один из братьев Копыловых стал организатором Колыванского восстания «сибирской вандеи»…

А в конце 20-х семья деда попала под раскулачивание. В 27-м году его, жену и двоих детей (матери художника было тогда десять лет) посадили на теплоход и отправили по Оби до Нарыма, где бросили прямо в тайге. Жить пришлось в шалашах и землянках. Летом было еще ничего — спасались грибами, ягодами и охотой.

А с наступлением осени начались холода, голод, вши, болезни. Дед понял, что надо бежать, спасать семью. Бежать по тайге — дело не простое. Не зря в народе говорили: «Эх, Нарым, Нарым, гиблый край, суровый край. Жгет, сожгет своим ядовитым дыханием.

Проклятый край, откуда, как от смерти, все одно нет возврата…»

«Это меня Господь вывел, вера моя и Господь Бог», — говорил потом дед. В Колывань они не пошли, подались в Новосибирск: город бурно развивался, и среди приезжих было легче затеряться. Дед взял фамилию жены и стал Галушиным. О своем «темном» прошлом предпочитал особенно не распространяться — времена были суровые.

А отец художника, напротив, был человеком «из другого лагеря» — кадровым военным, «красным командиром». Не удивительно, что отношения с дедом-священником у них складывались не всегда гладко. «Столкнулись две идеологии», — определяет суть конфликта Владимир Гранкин.

Весной 1939-го отца определили по службе в Хабаровск. Он прислал ординарца, чтобы перевезти семью к себе, но дед дочь не отпустил. Ни в какую: «Не пущу, коммунисты-сатанисты. Тут у вас дом, спокойная жизнь, а там будут перебрасывать туда-сюда, намаетесь!». И не пустил. Отцу отослали фотографии детей… Отец вернулся в начале сорок первого. Добровольцем ушел на фронт.

Мать всю войну проработала на военизированном предприятии — уходила в шесть, приходила в десять… Один из лучших портретов Владимира Гранкина — это портрет его матери. «Моя мама» — низкий сыновний поклон русской женщине, прожившей очень нелегкую и светлую жизнь.

Когда в 47-м пришло извещение, что отец пропал без вести, мать, которая в 24 года осталась с тремя детьми, парализовало, и она год лежала в больнице…

Дед умер в 64-м, когда ему было 90 лет. Память по себе он оставил самую светлую:

— Он был святым человеком. Он лечил молитвами. Его знал весь город, приезжали и из других городов. Лечил от сглаза, от испуга… У него был крест, который он привез из Иерусалима. С помощью этого креста он и исцелял. Когда деда хоронили на Заельцовском кладбище, тот крест прикрепили на его памятник…

Из Нарыма Владимир Гранкин привез мешочек земли, положил землю на могилы деда, мамы, бабушки, тетки…

История с приглашением в Нарым вышла следующая.

Мистическое место — Нарым

Владимир Гранкин и Александр Заволокин на открытии выставки в Парабеле

— Я был хорошо знаком с братьями Заволокиными, — рассказывает художник, — когда Геннадию Дмитриевичу исполнилось пятьдесят лет, я сделал его портрет. Когда Гена погиб, журнал «Играй гармонь» опубликовал этот портрет на обложке.

Заволокины, как известно, родились в Парабеле, теперь именем Геннадия Заволокина названа местная музыкальная школа. И меня попросили написать для галереи портреты Гены и Саши. С портретом Геннадия Дмитриевича, поскольку я его уже писал, было проще, с Александром — сложнее, человек он творческий, занятый, все время в разъездах, на гастролях.

Однако все же удалось встретиться, и портрет я сделал…

Когда в апреле нынешнего года в Доме детского творчества Парабеля открылась персональная выставка Гранкина, портреты братьев Заволокиных (точнее, триптих — два портрета и пейзаж реки Сузунки) стали центром экспозиции.

Художнику удалось очень точно передать суть характера братьев — широту их натур, открытость и щедрость души. Односельчане именно такими Заволокиных и знают. И вообще выставка стала для северян настоящим событием.

Статья в газете «Нарымский вестник» называлась «Грани таланта Владимира Гранкина»: «Гранкин — живописец, влюбленный в природу. Это видно по его пейзажам. Он может улавливать самые тонкие нюансы мимолетных изменений в природе. Вторая грань таланта художника — влюбленность в красоту женского тела.

И третья грань таланта — портреты. Гранкин создал портретную галерею современников. В числе которых и братья Заволокины. Художник находит главное, лучшее, что есть в человеке, и отражает в своих портретах».

Талант художника действительно многогранен — портрет, пейзаж, ню, сюжетные картины… Единственное, чего нет в его творчестве, — это натюрмортов.

— Мертвая натура — она и есть мертвая. Не греет. Пейзажи — дело другое. Пейзаж надо душой писать. Не цветом, а душой. Чтобы состояние передать, чтобы трогало. Такое можно писать только сердцем. Этим мне пейзажи и нравятся…

Теперь в арсенале художника есть и нарымские пейзажи.

— Впечатления о Нарыме просто потрясающие, — рассказывает Гранкин. — Здесь в первозданном виде сохранен XVIII-XIX век, с ведрами, коромыслами, натуральным хозяйством, старинными домиками, улочками, изгородями… Леса, река. Сосновый бор на месте старого кладбища. Каждое дерево здесь отождествляет чью-то жизнь.

Вот корявое дерево, видимо, жизнь у человека была не из легких. Здесь о каждом дереве можно писать историю. А местные жители! Они настолько доброжелательны в общении, что остается только удивляться. Здесь все друг друга так хорошо знают, что даже двери на замок не запирают.

Хулиганством и воровством тут и в помине не пахнет…

Отправляясь со своими студентками в Нарым на практику, художник волновался — как бы не обидели его красавиц. Волнения оказались совершенно напрасны — влюблялись, стояли под окнами, вздыхали, но чтобы позволить себе что-то лишнее, не дай Бог… Теперь девушки ездят к своим кавалерам в гости, с нетерпением ждут лета, практики и пленэра…

Главный цвет палитры — любовь

В том, что родился художником, Владимир Гранкин никогда не сомневался. Сохранились рисунки еще детсадовского возраста. В школе тоже разрисовывал все стенгазеты… Делал репродукции с картины на военную тему и считался у одноклассников «большим живописцем». Хотя время было тяжелое, послевоенное, красок мало.

Дед, кстати, желание внука стать художником одобрил, и когда тот уезжал на учебу — благословил. Шесть лет учебы в Ленинградской академии художеств вспоминает как лучшие.

— Через коридор от мастерской был великолепный музей, где хранились учебные и дипломные работы — Брюлов, Егоров, Честяков — смотри, сколько душе угодно. Перешел Дворцовый мост, и ты уже в Эрмитаже, а дальше — Русский музей…

Своей реалистической школой дорожит, абстрактное искусство, считает, от лукавого. Конечно, он не законченный ортодокс и полагает, что художники должны быть разные. Но когда продвигается, тиражируется, рекламируется и пропагандируется только определенное направление — это, считает, не дело.

Наверное, это тоже своего рода талант — в наше смутное время, которое не оставляет времени на сантименты, и из памяти безжалостно выбрасываются исторические рубежи и даты, остаться верным своей памяти, свои корням и той духовной любви, в которой был воспитан, и вере в человека. Главный цвет, который питает его творчество, — цвет любви. Это содержание и материал его искусства — для него он столь же естественен, как камень или дерево…

Источник: https://vn.ru/news-39120/

13 привычек, чтобы стать художником

Менеджер-художник: грани таланта
Чтобы стать художником, не обязательно быть шизофреником, как Ван Гог, или гулять с муравьедом на поводке, как Сальвадор Дали. Хватит немного таланта, любви к прекрасному и желания.

Поэтому скажем тебе, как художники – художнику: даже если ты умеешь рисовать только абстрактные ракеты, напоминающие кое-что другое, у тебя все равно есть шанс выставиться как минимум в рюмочной в Зюзино. Главное – учиться, учиться и еще раз учиться.

Для написания этой статьи мы проконсультировались с профессиональными художниками, которые умудряются продавать свои картины и зарабатывать талантом. Да, они существуют. Так что, если хочешь стать художником, можешь смело доверять написанному.

1. Выучи основы

Все начинается с общих основ. Если ты посещал художественную школу, то тебе просто нужно их освежить. Если знакомство с кистью начинается прямо здесь и сейчас, то было бы неплохо записаться на курсы изобразительных искусств (или как минимум найти онлайн-уроки), почитать книги, послушать аудиокурсы.

Рисование – это не макнул кисть и вытер об холст. Нужно уметь смешивать краски, знать, что такое цветовая шкала, тень, основной и вторичный цвет, разобраться с пропорциями. Это не просто общие правила, это облегчит тебе работу. Кроме того, ты должен знать, какие именно инструменты нужны, чтобы творить в том или ином направлении.

Потом, когда определишься со стилем, придется тщательно приступить к его изучению. Опять же, не для того, чтобы подражать, а исключительно ради заимствования каких-то нюансов и секретов.

У многих опытных художников есть слабые места. Например, один может отлично рисовать натюрморты, но человеческая анатомия у него на уровне советских кукольных фильмов. Можно многому научиться, улучшив свои базовые знания и навыки, и стать не просто универсалом, а мастером.

Расширяй кругозор. Открой для себя другие направления, стили, культуры и времена художественного искусства. Попробуй все применить на практике. Узкое виденье делает из художника серую массу, которая не в состоянии выйти за рамки установленных шаблонов. Попробуй, в конце концов, смешивать разные стили и направления. Самому будет интереснее.

3. Изучи все виды изобразительного искусства

Говорят, что настоящий художник должен знать про все нюансы изобразительного искусства. Не только как рисовать красками и маслом, но и разбираться в скульптуре.

Поэтому будет плюсом, если ты научишься работать и карандашом, и мелкам, и углем, и акварелью, и маслом, а помимо этого, научишься работать с глиной или хотя бы пластилином. Про дерево не говорим, но намекнем.

Настоящий художник должен уметь превращать в искусство абсолютно все.

4. Работай ежедневно

Трудиться, трудиться и еще раз трудиться. Потому что настоящий художник должен стать мастером, а не трясущимся от волнения маляром, который работает по лекалам.

Нужно развить свой собственный стиль, выудить из глубин подражательства свою изюминку, если, конечно, ты не теряешь надежды стать известным, как Никас Сафронов, и запоминающимся, как Николай Копейкин.

Рисуй, переводи бумагу, холсты, краски, карандаши, не экономь на разработке своего таланта. Дорого? Тогда становись писателем – для этого нужен только компьютер и деньги на оплату электричества.

Хотя бы полчаса в день уделяй любимому увлечению. Вдохновение – штука капризная – приходит не всегда, зачастую не в те моменты, когда надо.

В редких случаях образ или сюжет приходит к нам практически готовым. Как правило, все приходит по крохам, отдельными фрагментами.

И что делать в таком случае? Продолжать работать, преодолевать все трудности и строить творческую жизнь кусочек за кусочком, день за днем.

Знакомый художник в тех случаях, когда нет ни идей, ни вдохновения, рекомендует писать вид из окна, драку алкоголиков во дворе или, на худой конец, постараться запечатлеть по-своему узор пятиэтажки, что напротив. Просто человек живет в центре Питера – ему проще найти красоту.

Художник обязан изучать работы уже состоявшихся мастеров. Студентов академии художеств потому водят в Эрмитаж – чтобы ребята учились.

Нет Эрмитажа – другие музеи и альбомы по изобразительному искусству в помощь. Тщательно вглядывайся в мельчайшие грани работ художников былых эпох, обессмертивших собственные имена в искусстве.

Копирование в образовательных целях приветствуется. В подражательных – уже презирается.

6. Старайся создать что-то новое

С одной стороны, нужно оттачивать мастерство, пытаясь достичь совершенства в написании бабочек. Для этого нужно оттачивать навык ежедневными упражнениями.

Но однажды ты должен будешь выбрать несколько другие приоритеты в своей карьере. Если хочешь стать художником, которого будут узнавать – найди способ создать что-то, чего не было раньше, и предложить это миру.

Некоторые всю жизнь рисуют нимф в академическом стиле, но так и остаются не у дел, несмотря на свой талант.

Поиски нового тяжелы и требуют кропотливого труда. Возможно, то, что ты создашь сегодня, будет полным провалом, а может наоборот – шедевром. В любом случае ты не узнаешь этого, пока не попробуешь.

7. Не прячь от мира свои картины

Художник, который создает, но не показывает свои шедевры миру, может рассчитывать только на посмертную славу. Нужно не только создавать, но и выводить это в свет.

Настоящий художник не просто творец и ангел искусства, он еще и поставщик. Даже если ты творишь исключительно для себя, будет не лишним похвастаться перед миром своим талантом.

В конце концов, девочки, красиво расписывающие тарелочки, научились извлекать пользу из своего таланта, так и ты научись.

Многих смущает критика. Боже правый, не позволяй какому-то бесталанному мерзавцу рушить свою самооценку. Ты вложил в картину столько эмоций, времени, сил – и все ради того, чтобы спрятать продукт своего таланта в темном чулане? Извини, но это глупо. Особенно сейчас, во времена социальных медиа.

Она не обязана быть шедевром или даже законченной. Можешь просто выкладывать в блог отчет о своей работе над шедевром под названием «Блядки в Геленджике».

Это может показаться незначительным, но чем чаще ты это делаешь, тем проще будет относиться к критике и, самое главное, понять, в каком направлении двигаться.

8. Наслаждайся критикой

Еще пару слов о критике. Художник, живущий в окружении людей, всегда будет получать комментарии в адрес своих работ.

Если он не может воспринимать критику, то какой из него художник? Поэтому любые комментарии – как негативные, так и положительные – необходимы для развития и роста творческой единицы.

Критикуют – мотай на ус, а не воспринимай как попытку уязвить эго. А если ты начинающий творец, то слушай внимательнее. Вдруг чему-нибудь научишься.

При всем при этом ты не должен отказываться от своей стилистики, от своих идей. Во-первых, всем не угодишь: кто-то любит авангард, а кто-то – картины Шишкина. Во-вторых, слушая всех, ты потеряешь свою индивидуальность.

Нужно поддерживать связь не только с окружающим миром, но и с другими художниками. Это в свою очередь товарищи, которые могут что-то подсказать, чему-то научить, прокомментировать твою работу свежим профессиональным взглядом.

Посещай мастерские – это прекрасный способ увидеть, чем живет и куда развивается искусство.

В конце концов, тусовка всегда есть тусовка, благодаря такому общению – пускай даже с «нужными» людьми – у тебя появится больше шансов попасть на выставки или найти покупателя своей картины.

10. Не зацикливайся, твори в свое удовольствие

Твоя задача состоит в том, чтобы просто творить, делиться, а затем идти дальше. Нельзя останавливаться на одной работе и думать, можно ли ее улучшить.

Нельзя постоянно размышлять и волноваться о том, как на нее отреагирует аудитория. Попытки сесть и создать что-то такое, что аудитория однозначно полюбит и оценит, – самый верный путь к творческому застою.

Нельзя творить в угоду публике, иначе это не искусство, а коммерция.

11. Следи за модой

Ни в коем случае не подумай, что мы наезжаем на живопись. Лично для нас вершиной таланта является почти что фотографическое изображение окружающей действительности. Мы настолько старомодные, что любим кропотливое, детальное изображение выбоин на штукатурке, человеческой мимики и естественного буйства природы.

Мы смотрим на две прямые линии на белом холсте как на попытку обмануть и выдать за искусство отсутствие таланта. В общем, любим мы, когда на холсте виден талант. Увы, это не в моде. В моде налепить блесток, нарисовать радугу и назвать картину вычурно, например «Плач Моисея». Хорошо это или плохо – черт знает.

Но совершенно точно это открывает новые возможности реализоваться в искусстве.

12. Учись смотреть на мир как художник

Художник смотрит на мир как на сюжет картины. Большой талант – видеть в обычных городских пейзажах или банальных вещах что-то, достойное запечатления. Поэтому кто-то видит в чахлом, окруженном домами дереве просто ствол с листьями, а кто-то – символ надежды.

Надо смотреть не только чрез призму аллегорий и метафор, запечетляя в своих работах скрытые смыслы. Вдруг ты станешь живописцем? Тогда было бы неплохо научиться видеть красивое в простых вещах. Даже обычная дорожная пробка или банальный закат при должном мастерстве становятся шедеврами.

13. Не надо копировать реальность – изображай мир таким, каким ты его видишь

Чтобы запечатлеть мир таким, какой он есть, нужна камера. Прошли те времена, когда картины были едва ли не единственным документом, фиксирующим эпоху и прошлое.

Художник может стилизовать, подчеркивать, идеализировать, создавать абстракции и сюрреализмы. Грешно этим не воспользоваться.

Но иногда действительно приятнее смотреть на отпечаток ступни, чем на сухую, скучную, безжизненную картину, написанную под Моне.

В этой ступне больше экспрессии и жизни, она действительно завораживает.

Можно работать и в таком направлении, известном как фотореализм, но какое ж в этом творчество? Людям интереснее находить след художника, чем смотреть на очередную картину в стиле «как все делают».

Источник: https://BroDude.ru/13-privychek-chtoby-stat-xudozhnikom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.